Понедельник, 28 ноября
Shadow

Сны

Улыбка и «Да, спасибо»

Улыбка и «Да, спасибо»

Сны
Улыбка и «Да, спасибо» Зима. Утро. Суббота. Но надо на работу. Посмотрел в окно. В окне напротив никого. Спит наверное. Пусть поспит. Погода совсем никакая. Много липкого снега и привычный ветер. Значит будет очень скользко. Привел себя в порядок. Джинсы. Рубашка. Свитер. Новенькие модные ботинки на совершенно не скользящей микропористой подошве. Любимое клетчатое твидовое пальто “made in England”. Шапок в ту пору не носил. Никаких. Девяносто ступенек вниз по подъезду. Гололед в Баку конца восьмидесятых прошлого века – это настоящее стихийное бедствие. Снег выпадает хоть и не часто, но коллапс при этом обеспечивается стабильно. Понимание, что на транспорт сегодня может надеяться только самый отчаянный идеалист, приходит мгновенно. Значит идти на работу надо пешком. Так быстрее...
Встречая рассвет

Встречая рассвет

Сны
Они сидели рядом и смотрели на восходящее солнце, мягко соприкасаясь головами. Он не выпускал её из кольца своих рук. И ей не хотелось выйти из этого кольца. Он изредка подправлял пряди ее роскошных волос, когда легкий шаловливый ветер нарушал её прическу. Она смотрела в этот момент ему в глаза так, как умела смотреть только она. И они продолжали смотреть в даль, где восходило солнце цвета ее волос. Того цвета, который не давал ему покоя с тех пор, как он полюбил ее. — Красиво, правда? — Да, милая. Очень красиво. На тебя похоже. Она знала, что он действительно считает ее подобной восходящему солнцу. Так сложилось, что она в поле его зрения возникала именно со стороны восходящего солнца. И они снова долго молча смотрели на медно-огненное светило. Они не ощущали вокруг себя ничего кро...
Полет

Полет

Сны
Мой первый полет. Я давно его ждал, готовился к нему. И все же. Где же ветер? Почему его нет? Ведь он всегда живет в нашем городе. Как-то даже непривычно. В памяти почему-то возникают иллюстрации из учебника физики, где схематически показаны струи воздуха, создающие избыточное давление под крылом самолета и поднимающие его в небо. Легкая тревога проникает в мое сознание. Не давая тревоге охватить мою волю, в висках и груди пульсируют слова: «Все будет хорошо, аэродинамика здесь ни при чем. Я полечу, потому что я хочу летать». Я снова спокоен и уверен. Я хочу летать и я буду летать. Потому что мне нужно полететь. Солнце уже село за городом, но еще не стемнело. Я стою на плоской крыше своего дома, залитой черной смолой. Здесь, на юге, очень редко идет снег, поэтому скаты на крыше не нужны...